Не любо

Не любо
Убежав из дома от пьяной матери, которая наотмашь разбила ей в кровь лицо, совсем маленькая, только что в прерывистом дыхании она переждала несущийся мимо поезд, остановилась на взгорке, возле кустика лесной малины.

Взгляд случайно упал под камень, где несколько дней назад она оставила свои любимые игрушки: плюшевого мишку, куклу, еще куклу, еще... К разбитым и распухшим губам трясущимися детскими ручонками поднесла ягодку, а в голове круговертью неслись мат и оскорбления мамочки. Обрадовавшись потерянным и забытым игрушкам, весь гнев и "пьяную милость" (по примеру матери) Любочка перенесла на них, таких же, как она, растрепанных. Ругала их теми же словами, что и мать. Целовала их так же самозабвенно, как и ее тискала мать в порыве пьяной нежности и вся в слезах...

Озвучивая роль куклы и мишки, на минуту останавливалась и вновь принималась "казнить и миловать", на полную катушку доводила сама себя до исступления...

"Я туда больше никогда не вернусь!!!" - все отчетливее и громче звенело в голове... Продолжая страшную игру с самой собой, она "простила" провинившиеся игрушки, постирала в веселом ручье свое платьице, отправила "погулять" двух гуттаперчевых подружек... "Я туда больше никогда не вернусь!!!" - невыносимо нарастал этот крик... "Я туда больше никогда не вернусь!!!" - распирало детскую головку. Там, внизу, вода, а краешек совсем близко...

Любочка летела с обрыва, как ее любимая-нелюбимая кукла, поддавшись всем нескладным семилетним тельцем силе встречного тугого воздуха, вертевшего ее, как легкий листик с осеннего дерева. Вода приняла ее, изможденную и истерзанную...

Этот десятиминутный фильм мы вряд ли когда-нибудь увидим по телевидению. Он продан... Как, впрочем, продается сегодня многое: отношения, любовь, дети, да мало ли что или кто еще. Продается не за деньги, а за благополучие, материальный достаток, который никак не набирает нужной высоты.

"Мне некогда заниматься воспитанием этого выродка. Я зарабатываю на жизнь, чтобы накормить и одеть его". Такое все чаще можно слышать сегодня на комиссиях по делам несовершеннолетних. А между тем "выродку"... десять лет. "Я не знаю, что с ним делать, не могу с ним справиться. Заберите его куда-нибудь!". После такого монолога продолжение естественное - по мнению родителя, "битие определит сознание" ребенка.

"Не могу" или "не хочу"? Этим вопросом я задался, разговаривая с психологами. Мне все время хотелось с ними спорить, что материнская любовь - понятие биологическое. Практика показывает другое. "Выросло целое поколение, не способное управлять собственными детьми", - говорит психолог.

На профессиональном языке это называется инфантилизмом, что, собственно, не диагноз, а состояние души. Росли в достатке, не имея особых трудностей в детстве, подростковом возрасте, ранней юности. Родители, перенесшие тяготы лишений, старались оградить от них своих единственных и неповторимых чад. Чада, достигнув половозрелого возраста, оказались не способными к самостоятельной жизни. Это проявляется во многом, но самый хлесткий конец этого кнута больно и горько бьет по детям, которые оказываются крайними в силу своей незащищенности.

Сломавшийся в постсоветское время привычный уклад жизни (не в экономическом смысле) будет бить еще несколько поколений, если не осознать, что же произошло. С одной стороны - родители, психологически недееспособные к воспитанию ребенка. Не сформировано самое важное качество личности - ответственность, потому что долгое время за нас все проблемы решала "система", в которой мы жили. С другой - ребенок в такой семье никогда не научится "держать удар". Далее - цепная реакция...

Прежде всего родители должны воспитывать в ребенке такое необходимое сегодня качество, как стрессоустойчивость. Главное условие - любовь. Когда мы заболеваем, наш организм усиленно борется с недугом, изыскивая резервы. В ситуациях психологического нездоровья тоже необходимо включать механизмы защиты. Если не получается самостоятельно, необходима срочная помощь специалиста-психолога. И не надо этого бояться В цивилизованном мире помощь психолога - дело обыденное.