» » До Берлина шел пешком

До Берлина шел пешком

До Берлина шел пешком
Зима в этом году в Подмосковье выдалась не в пример предыдущим. Говорят, триста лет столько снега не выпадало. Жителям больших городов обильные снегопады уже не в радость, зато те, кто живет за городом, не устают любоваться настоящей русской зимой.

Каждый день Вячеслав Дмитриевич Печурин - житель поселка Томилино, ветеран Великой Отечественной войны, кавалер орденов Славы II и III степеней, выходит во двор своего частного дома, чтобы почистить дорожки, смести снег с крыльца.

19января этого года Вячеславу Дмитриевичу исполнилось 77 лет, но эта незатейливая работа по дому, как, впрочем, и любая другая, приносит большую радость. Вячеслав Дмитриевич говорит, что в этом году зима самая что ни на есть обычная, такая, какой и должна быть зима в Средней полосе России.

Вместе со своей супругой Пелагеей Яковлевной (на снимке) он проживает в Томилине с 1949 года, поэтому толк в русской зиме знает. Говорит, что уж очень изменился климат. Бывало, в лучшие времена у них в огороде помидоры росли. И поспевали, даже не укрытые полиэтиленовой пленкой.

В те времена, вспоминает Вячеслав Дмитриевич, поселок Томилино каждое лето просто утопал в аромате цветущей сирени и пионов. В памяти старожилов навсегда остались чистые улицы поселка, аккуратно выкрашенные заборы, опрятные дома. За порядком в то время следили так называемые уличкомы. Жители сами назначали ответственных за чистоту и порядок на своей улице. Ухоженным был и Томилинский лесопарк. Там были разбиты аллеи, где стояли лавочки, уличные фонари. По выходным в парке играл оркестр. Томилинские школьники каждую весну мастерили и чинили скворечники, помогая лесному хозяйству парка. Шумели вековые сосны, лил теплый летний дождь.

"С тех пор все изменилось, и не в лучшую сторону", -отмечает Вячеслав Дмитриевич. От былых дорогих сердцу времен остались лишь дружные соседи, с которыми летом под тенью пахучей сирени можно посидеть за чашкой чая да по-стариковски посетовать на то, какая выросла непослушная молодежь, и на то, как быстро растут цены в магазине. Вспоминают детство, юность. Детство Вячеслава Дмитриевича прошло в деревне, юность - на полях сражений Великой Отечественной войны.

Вячеслав Дмитриевич остался без матери, когда ему исполнилось всего 4 года. Немногим позже умер и отец. Их с братом воспитывала тетка -Клавдия Федоровна. В селе Бутырки, где родился и вырос Печурин, было много многодетных семей. "Сызмальства, -рассказывает Вячеслав Дмитриевич, - дети были приучены к труду, помогали родителям ходить за скотиной, ухаживать за землей". Еще до войны в их селе работали на тракторах: сначала на американских "Фордах", а потом начали пригонять отечественные, выпущенные на Челябинском и Харьковском тракторных заводах. Что же касается средств передвижения, то ездили колхозники на лошадях. Автомобиль в Бутырках был всего один - легендарная полуторка - грузовик завода "ЗИЛ". "После тяжелого крестьянского труда, - продолжает свой рассказ Вячеслав Дмитриевич, - хотелось прийти домой и побыстрее лечь спать. Но куда там... За окном заиграет гармошка, засмеются деревенские девчата, и... усталости как не бывало". Ходили, гуляли, песни пели аж до зари. Когда в деревню привозили кино, то доставали специально приготовленный для этого случая генератор для выработки электричества. Будильников не было, поэтому каждое утро в 5-6 часов бригадиры ходили по домам, будили и забирали крестьян на работу. Денег в колхозе не платили. За выполненную работу им полагались так называемые трудодни. И вот когда наступала осень, по количеству трудодней крестьянину давали вознаграждение - зерно. Зерно можно было либо себе оставить, либо продать. На вырученные деньги они покупали одежду или, как тогда говорили, "мануфактуру" - материал для пошива необходимых вещей. И вот однажды за такой "мануфактурой" отправили родные Вячеслава Дмитиревича в Москву. До столицы из Тульской области он добирался на паровозе. Впечатлений у юноши от поездки было хоть отбавляй. "Всю ночь, пока ехали, - рассказывает Вячеслав Дмитриевич, -я не спал, все в окно смотрел". Сама же столица, по словам Печурина, поразила его высотой зданий.

Скорее всего, именно тогда, после посещения Москвы, у шестнадцатилетнего Славика, так называли его родные, зародилась мечта -уехать из деревни. Хотелось учиться. "Меня всегда тянуло к технике", - вспоминает Вячеслав Дмитриевич. И вскоре судьба улыбнулась ему. Прочитал он в газете объявление о том, что неподалеку от станции Горбачи набирают молодежь для учебы в ФЗО. С большим трудом его отпустили из села. Но на месте ждало разочарование: ехал учиться, а приехал на работу в шахту. Шел сороковой год. Среди шахтеров много говорили о готовящейся войне. И она пришла. По радио и на проводимых в то время политзанятиях для работников звучали тревожные сообщения о том, что шаг за шагом фашисты подбираются к Москве. Люди понимали, что враг совсем близко. В поэтому многие бежали с шахт домой к родным и близким. "Я тоже все бросил и ушел", - говорит Вячеслав Дмитриевич. Не успел юный Печурин ночь переночевать дома, как за ним пришли. "Строгая раньше была трудовая дисциплина, - продолжает Вячеслав Дмитриевич, - за самовольный уход с работы пришлось отсидеть в настоящей тюрьме. Недели полторы просидел, немец попер, и нас отпустили. Домой из тюрьмы шел пешком... это километров 40.

Только дома заметил, что ноги все распухли".

Родная деревня Бутырки Тульской области, куда вернулся Печурин, быстро была оккупирована фашистскими войсками. В доме Печуриных прятались советские офицеры, попавшие в ловушку. "Они где-то доставали газеты, - говорит Вячеслав Дмитриевич, - и все мы знали, что под Москвой будет решающее сражение". Вячеслав Дмитриевич вспоминает, как двое жителей его села решили столкнуть в драке двух своих петухов. Один из них был красного цвета, а другой - белого. "Они загадали, -рассказывает он, - если в драке победит красный петух, то наши выиграют войну. Прогоним мы фашистов. Так вот, дрались петухи до крови. Белый - удрал". Так и случилось. Отступали фашисты тяжело. Удирая, со злости жгли русские дома. Дома горели вместе с людьми. Я спал, - рассказывает Вячеслав Дмитриевич, - проснулся от зарева. Схватил ведро с водой - и в сени, где полыхало, начал заливать огонь. А сзади вдруг кто-то как толкнет... Это фашист ударил меня прикладом автомата..."

Босиком в тридцатиградусный мороз он с родными бежал в поле. Там стояли стога сена, где можно было укрыться. Вдогонку неслась автоматная очередь. Пули пролетали мимо. Через полтора часа все было кончено. Немцы спешно ушли из горящей деревни. Таким Вячеслав Дмитриевич вспоминает начало Великой Отечественной войны 41-го года. А в сорок втором он уже сам с оружием в руках защищает русскую землю. "Я служил минометчиком, -рассказывает Печурин. -Про пехоту как говорят: днем шинель на себе, а ночью - под себе".