» » 1. ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ФРОНТ

1. ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ФРОНТ

1. ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ФРОНТ
Предисловие

Начало войны застало меня в г. Ленинакане (ныне г. Гюмри) Армянской ССР во время сдачи выпускных экзаменов средней школы. Директор информировал выпускников о начале приема в Ереванскую спецшколу ВВС. Без колебаний приняв решение, я вскоре был зачислен в выпускной класс этой школы, после окончания которой в июне 1942 года направлен в г. Астрахань, в школу авиационных механиков.

Всех курсантов разместили в двухэтажном доме, в казармах, около пристани №17, которая периодически подвергалась вражеской бомбардировке. Когда в конце октября 1942 года одна из фашистских бомб упала между нашей казармой и столовой, а вторая (неразорвавшаяся) - в 100 метрах от наших казарм на берег небольшого водоёма, школу решили перебазировать в г. Усть-Каменогорск Казахской ССР, где мы и продолжили свою учёбу. В то время в учебную программу входила "Фронтовая практика", поэтому в мае 1943 года для стажировки наше классное отделение (26 курсантов) во главе с

одним из преподавателей было направлено на фронт через г. Москву. Из Москвы выехали в санитарном поезде, который направлялся на фронт за ранеными. Доехав до станции назначения и пройдя в пешем строю около 2-х километров, мы прибыли в расположение штурманского авиаполка, находящегося в районе населённого пункта Белейки.

После того как командир полка рассказал о боевом пути этого полка, он сообщил, что в полевом госпитале лежит техник-лейтенант одного из самолётов ИЛ-2 и что необходим техник на этот самолёт. Я выразил своё согласие на обслуживание самолёта, и в дальнейшем мне удалось успешно обеспечить 24 боевых вылета вверенного мне штурмовика ИЛ-2. К сожалению, судьба распорядилась таким образом, что 24-й вылет стал последним в "жизни" этого самолёта. А дело было так.

КАК БЫЛ УНИЧТОЖЕН МОЩНЫЙ БРОНЕПОЕЗД ПРОТИВНИКА

В штаб полка поступили сведения, что где-то по направлению движения наших наступательных наземных частей появился искусно замаскированный вражеский огневой рубеж, который не позволял нашим войскам успешно двигаться вперёд. Командир полка отдал приказ командиру нашей эскадрильи вылететь звеном в подозреваемый район и попытаться уточнить координаты огневых точек противника. Пролетая над зоной вероятного расположения неприятельской артбатаоеи, наше авиазвено подверглось сильному обстрелу с земли, причём огонь производился в хвост самолетам, что свидетельствовало о том, что наши штурмовики уже перелетели замаскированные огневые позиции врага. Не успев выполнить задание, но избежав потерь, звено в полном составе вернулось на базу, а мой самолет получил сквозную пробоину правого крыла. Пришлось срочно заняться клепальными работами. К утру ремонт был завершен и самолёт снова вылетел на задание. Наших штурмовиков на этот раз сопровождали истребители, и один из них, по замыслу командира, несколько отстал от группы, и его лётчику в тот момент, когда по группе был открыт огонь, удалось точно определить координаты этой огневой точки. Позже оказалось, что это был тщательно замаскированный бронепоезд.

На следующий день для уничтожения этой мощной огневой преграды были направлены 2 эскадрильи штурмовиков (наша и от соседнего полка). После уничтожения бронепоезда лётчик моего самолёта пристроился к соседней хкадри-лье и произвел посадку на их аэродроме. После приземления наших восьми самолётов из соседнего полка поступило сообщение, что этот самолёт осматривается, заправляется и скоро

вылетит на свой аэродром. Во время подлёта самолёта к нашему аэродрому вдруг усилился начавшийся дождь и территория аэродрома затянулась сильным туманом. Не замечая в тумане запрещающих ракет, летчик зашёл на посадку и приземлился рядом с взлётно-посадочной полосой. На неровном участке поля самолет скапотировал и перевернулся на спину (через носовую часть). Наблюдавшие за этим подбежали к перевёрнутому самолёту и, приподняв его, вытащили летчика из кабины - к счастью, живого и невредимого. Тем не менее летчик на санитарной машине был незамедлительно доставлен в санчасть для более детального обследования. Сам самолет, к сожалению, восстановлению не подлежал, да и срок фронтовой стажировки подходил к концу. Командование полка поблагодарило меня за успешное завершение стажировки и пообещало включить мою фамилию в список представленных к награждению. В начале августа 1943 года мы вернулись в г. Астрахань, куда также вернулась и наша школа из Усть-Каменогорска, где личный состав школы принимал активное участие в подготовке котлована для строительства ГЭС.

После окончания школы в октябре 1944 года я был направлен в г. Малино Московской области, в запасной авиационный полк. В конце октября в полк поступило распоряжение главкома ВВС подобрать 10 механиков из выпускников Астраханской школы и направить их в г. Фили Московской области в распоряжение директора авиационного завода № 23, производившего самолёты ТУ-2.1 ноября наша группа прибыла на завод, и директор направил нас в сборочный цех, где мы занялись монтажом мягких топливных баков в крыльях самолёта. Проработав 2 месяца, мы вновь вернулись в свой запасной полк. О нашей работе на заводе похвальный отзыв дал сам генеральный конструктор А Н. Туполев, который еженедельно заходил в сборочный цех.

А в январе 1945 года нас направили в г. Луховицы Московской области, в 860-й бомбардировочный авиационный полк (БАП), где вскоре меня назначили старшим механиком самолёта ТУ-2 с присвоением очередного звания "старший сержант". Там мы проводили учебно-тренировочные полёты и наземную подготовку.

Об окончании войны я узнал вечером 9 мая 1945 года, вернувшись в казарму после выполнения очередных регламентных работ на вверенном мне самолёте, на котором летал сам командир эскадрильи капитан Владимир Кириллович Недодаев (ныне генерал морской авиации в Мурманской области).

В середине мая 1945 года в штаб полка поступил приказ Главнокомандующего ВВС приступить к срочной подготовке всех самолетов полка к перелету на Дальний Восток для участия в войне против японских войск. Весь летный состав отправился к месту назначения на самолётах, а технический состав полка вместе с батальоном

аэродромного обслуживания (БАО) - по железной дороге. Ехали в товарных вагонах, оборудованных нарами. Конечным нашим пунктом назначения оказался аэродром "Волк", находившийся на территории Монгольской Народной Республики недалеко от г. Улан-Батор, куда мы прибыли в первых числах августа 1945 года.

Начались тренировочные полеты с бомбометанием и ознакомление с районом базирования, так как лётный состав, хотя и прибыл на аэродром на несколько дней раньше технического состава, занимался только наземной подготовкой.

Наступил день участия в боевых действиях.