» » В театре я переиграл всех

В театре я переиграл всех

В театре я переиграл всех
-Виктор, расскажите немного о себе и о своей семье. Где вы родились, где учились?

-Я, точнее мы с моим братом-близ-нецом Сергеем, родились в городе Лида, в Белоруссии, в семье военного. Вскоре росле нашего с братом рождения семья

ехала на Байконур. Детство и школьные годы, проведенные там, я вспоминаю с удовольствием и очень благодарен своим учителям. Конечно, это была колючая проволока, и мы были оторваны от внешнего мира. Моя семья жила в офицерском доме, жены офицеров работали учителями, врачами, вокруг нас были люди достаточно интеллигентные, в основном с высшим образованием.

Одно из самых ярких воспоминаний детства - весна на Байконуре. Сначала в пустыне появляются подснежники. Потом - желтые тюльпаны. И аромат от этих тюльпанов потрясающий, выведенные тюльпаны так не пахнут! Когда они отцветают, вся степь покрывается голубыми ирисами. Потом отцветают ирисы, и последними появляются желтые лютики. А после лютиков остается только верблюжья колючка... Вот такая весна была в пустыне: яркая, безумная!..

Я много путешествовал с родителями по стране, жил в лучших городах, в Риге, Москве, Ленинграде, Одессе, в Ростове. И когда меня спрашивают: "Где твоя родина?" - я даже не знаю, как ответить.

Потому что моя родина это Советский гоюз... Я очень сожалею о том, что такая великая страна развалилась, потому что там был свой патриотизм, своя любовь и много хорошего, о чем даже люди, развалившие эту страну, вспоминают сейчас с ностальгией.

-Вы с детства мечтали быть артистом?

- Мы с братом мечтали быть то журналистами, то актерами, то дикторами телевидения. Но мама говорила: Актер - не мужская профессия, и вообще надо кормить семью.." И по настоянию родителей мы поступили в Одесский политехнический институт. Я не знаю, зачем я это сделал, инженером-то я работать не хотел!

Тем не менее институт я закончил успешно, по специальности "Проектирование ЭВМ". А позже закончил Ленинградский институт театра, музыки и кино, отделение "Актер музыкального театра". Через некоторое время мой брат закончил Одесскую консерваторию. Так что у нас с ним по два высших образования. Мама всегда говорила по этому поводу: "В других семьях не заставишь детей учиться, а в нашей - не заставишь прекратить учиться..."

Кстати, если бы я слушался маму и папу, я никогда бы не стал актером. Я стал им, только обманув родителей. Сказал, что поехал в командировку в Ленинград... И тихо поступил в театральный... Конечно, моим родным кто-то об этом тут же сообщил. И когда я вернулся, мама сказала с таким удовольствием: "Ну, что, сын, не взяли тебя?" - Я говорю: "Почему же? Взяли!" Это для нее был шок, и она долго еще, год или два, все надеялась, что я брошу театральный.

А через несколько лет, когда в Рижском театре оперетты состоялся мой первый удачный дебют в спектакле "В начале мая", где я играл 18-летнего лейтенанта, моя мама была на этом спектакле, и я спросил ее: "Ну, как?" - "Ты знаешь, - ответила она, - я даже забыла, что ты мой сын." И это было для меня высшей похвалой, потому что, если моя мама воспринимает меня не как Виктора, а просто как персонаж, это, наверно, значит, что я все-таки состоялся как актер.

-А как вы оказались в Риге?

-У моего педагога были ученики старшего поколения, которые учились когда-то в Киевской студии оперетты. Знаменитые артисты: Жанна Глебова, например, которая в фильме с Калниньшем Сильву играла. Вот они и уговорили меня поехать в Ригу.

А через семь лет, во время развала Советского Союза, я оттуда уехал, бросив квартиру, все, что только можно...

-Именно из-за этих событий?

-Ну конечно! В культурном отношении все русское закрывалось, и я понимал, к чему все идет. И хотя меня уже переманивали в латышскую труппу работать на латышском языке, я знал, что полноценно работать на чужом языке очень сложно.

-Итак, вы приехали в Москву, стали работать в Московском театре оперетты. Трудно было начинать все заново?

-В Рижском театре я был ведущим артистом, играл все главные роли, в Риге для меня ставили спектакли. Переход в Московский театр был очень болезненным, ведь мне, приехавшему из провинции, пришлось начинать все сначала. И если ты сможешь в этой ситуации победить, то победишь, если нет, то это уже твои проблемы: Москва в этом отношении жесткий город. А с другой стороны, когда я пришел в Московский театр, у меня несколько лет было ощущение, что я студент, который опять начинает учить -ся. Колоссальное состояние! Потому что в Риге после семи лет работы мне казалось, что все у меня есть: квартира, дом, роли, высшая зарплата, и мне становилось уже скучно. Надо сказать, что судь -6а в Московском театре оперетты сложилась для меня достаточно удачно. По крайней мере я не исчез, у меня есть свой круг зрителей, свои поклонники.

-Виктор, несколько лет назад в театре оперетты шел спектакль "Сибирские янки", на мой взгляд, замечательный и вы там играли главную роль. Но спектакль прожил недолго. Не расскажете, почему его сияли?

-Появились другие проекты. Более коммерческие... Я очень сожалею, что у меня такой роли нет. И многие мне говорят, что скучают по этому спектаклю. Просто это был один из первых мюзиклов, а их время еще не пришло! И поэтому на него набросилась наша критика: и драматургии там нет, и еще чего-то нет!.. А сейчас, когда к нам пришел западный мюзикл, оказалось, что там тоже нет драматургии! И пьесы не такие уж там глубокие, это не Чехов, не Достоевский, и ничего там особенного нет, там есть п| сто шоу! Я всегда любил мюзикл - в 2' году у меня даже вышел компакт-диск "Популярные мелодии из мюзиклов...*, -а десять лет назад я пел и Уэббера, и Портера, и Бернстайна, и в Риге у меня был бенефис на тему мюзикла. А когда приехал в Москву, оказалось, что тут даже самого понятия "мюзикл" не существовало... Прошло пять лет, и все вдруг запели мюзиклы... Так странно!