» » Серега, который живет в гнезде

Серега, который живет в гнезде

Серега, который живет в гнезде
Мы привыкли жаловаться на жизнь - и то нам не так, и это не этак. Как в известном мультфильме, где девочка не могла уснуть, потому что подушка ей казалась жесткой, а одеяло - кусачим. Кстати, помните, чем мультик закончился? Правильно, попробовала девчушка заночевать во дворе, на голой земле, и сразу пересмотрела свое отношение к качеству постельного белья.

Так же вот и мы высказываем бесконечные мелочные претензии, которые наверняка кажутся смешными людям, которые каждый день спят на улице... Я имею в виду, конечно же, тех, кого принято называть лицами без определенного места жительства. Сколько их в России • никому не известно, и даже предстоящая перепись населения не даст ответа на этот вопрос.

На улицах городов бомжи предпочитают подолгу не мелькать, чтобы не нарваться на неприятности, зато на любой крупной свалке они “тусуются" сотнями. Как они умудряются выживать - мне, например, совершенно непонятно. Чтобы выяснить это, я и решил поговорить с одним из таких представителей "низшего социального слоя". В том, что смогу быстро найти такого, не приходилось сомневаться, ведь каждый из нас ежедневно видит на улице небритых, опухших и источающих своеобразное амбре граждан. А уж если озаботиться их поиском, то за час таких красавцев можно найти не меньше десятка. Мне это, конечно, удалось, только вот незадача - все мои диалоги с ними происходили приблизительно по такому сценарию.

- Здравствуйте. Я представитель благотворительной организации, -пришлось пойти на маленькую хитрость, так как с журналистами такие люди, думаю, предпочитают не общаться. - Наша организация проводит социологическое исследование, которое послужит основой для разработки программы помощи бездомным...

- А я не бездомный,

- Как это не бездомный?

- У меня есть квартира.

- А что ж вы... - я киваю на грязные лохмотья, в которые одет собеседник.

- Ну, выпиваю немного... Что ж мне, в шелках ходить, что ли?

Но в конце концов бомж всё же был мною найден. Внешне он ничем не отличался от предыдущих кандидатов на эту роль: грязный, с одутловатым лицом и свалявшейся бородой. Эдакий Дед Мороз после многомесячного блуждания по африканским болотам.

Бомжом он себя сразу же признал, на вопросы "активиста благотворительной организации" отвечать согласился. Представился Сергеем и добавил:

- Можешь называть просто Серёгой.

- Как это Серёгой? - смутился я. -Вы же мне в деды годитесь.

- Да ладно, я люблю, чтобы всё по-простому было, - подбодрил меня он.

Впрочем, уже в начале разговора выяснилось, что ему не так много лет, как кажется, - всего пятьдесят шесть. На улице он очутился традиционным для нашей страны способом: подвела тяга к "огненной воде".

- Работал я сварщиком, - рассказал Серега. - Жил с женой и сыном. По молодости выпивал, как все люди, -по праздникам, иногда по выходным. А годам к сорока пяти превратился я в запойного пьяницу. Слыхал про таких? Запойный пьяница - это тот, кто подолгу ни капли в рот не берет, а потом срывается" и начинает глушить по паре литров в день. У меня такие срывы случались как по расписанию - раз в год, весной, и продолжались по месяцу-полтора.

- Как в семье к этому относились?

- Сам понимаешь как. Жена бы давно со мной развелась, да только жалко ей меня было. Ведь от меня, когда я не пил, сын ни одного матерщинного слова никогда не слышал, и жене я по хозяйству всегда помогал. За такое поведение она меня и про

щала. А сын, пока маленький был, вообще ничего не понимал - пьяный папа или трезвый, главное, чтоб игрушки покупал.

-А у вас не было желания прекратить пить?

-Понимаешь, какое дело... Когда я в наркологическом диспансере лежал, мне один врач сказал: дескать, алкоголизм - это болезнь, и ты не виноват, что ею страдаешь. Теперь-то я понимаю, что алкоголикам такие слова нельзя говорить - ведь они оправдывают их перед своей совестью. Вот и я после этого на укоры жены стал отвечать: "А я ничего не могу поделать, я больной, я ни в чем не виноват". Возила она меня пару раз к врачам, которые гипнозом кодируют от пьянства.

-И что, помогло?

-Ну, я по крайней мере понял, что гипноз - великая сила. Приехали мы в центр нетрадиционной медицины, посадил меня врач на стул. Сам стоит в паре шагов от меня, руками в воздухе машет, вообще ко мне не притрагивается, а меня между тем то в жар, то в холод бросает. Чудеса! Правда, не успели мы от него выйти, как я жене говорю: "Водочки бы мне выпить". Так что гипноз сильная штука, только, видно, им надо уметь пользоваться. В общем, лечение не удалось. А совсем всё наперекосяк пошло, когда сын подрос. Очень он стал на меня злиться, что я пью, и убедил свою мать со мной развестись. Я его не виню - кому ж понравится, когда папа во дворе у всех на глазах валяется мордой в луже, а потом приходит домой и скандалить начинает.

После развода остался Серёга один в двухкомнатной квар

J тире.

- Я тогда совсем не переживал, - говорит он, - наоборот, радовался, что никто меня теперь попрекать не будет. Запил, конечно, сильно - месяца три праздновал освобождение от семьи. Потом на работу вышел, а начальник мне говорит: "Я твои выкрутасы терпел очень долго, но больше не могу. Катись-ка ты на все четыре стороны". Ну я, ясное дело, опять запил - теперь от горя. Было-то мне тогда уже за пятьдесят - новую работу найти, считай, невозможно. Где деньги взять? Вот тут-то я и решил свою двухкомнатную квартиру поменять на однокомнатную с доплатой. Думаю, выручу на этом тыщ пять долларов и заживу себе спокойненько.

И вот тут Серёга совершил большую ошибку: нужно было ему для реализации своего нехитрого плана найти известную, зарекомендовавшую себя с хорошей стороны риэлторскую контору, а он польстился на простое объявление на заборе

-Приехал я, значит, по адресу, который в объявлении был указан. Встретили меня два молодых парня, расспросили о том о сём и говорят: "Ваш вариант нас устраивает. Вместо вашей квартиры получите однокомнатную, плюс к этому доплатим вам три тыщи баксов". Что ж, три - это конечно, не пять, но всё равно хоро шо. Говорю: "Согласен" А они: "Тог да давайте мы всё это дело спрыс нем". С того момента ничего не по мню. Помню только, что пили много что куда-то они меня возили какие то бумаги подписывать.

Очнулся Серега в маленькой комнатке, в коммунальной квартире, без гроша в кармане.

-Обманули, думаю, сволочи, -продолжает он. - Поехал опять к ним, а они со мной холодно так здороваются и говорят: "Вы что, гражданин, чем-то недовольны?". Я кричу: "Да вы ж меня надули! В коммуналку меня отправили и денег не дали!" Один из них отвечает: "Вот, посмотрите на подписанные вами документы. На коммунальную квартиру вы сами согласились и три тысячи долларов доплаты от нас получили. Узнаете свою подпись?" Я ору: "Да вы же меня опоили, изверги!". А второй мне: "Видно, ты, алкаш вонючий, полученные три тысячи баксов уже пропил и теперь от нас добавки хочешь? Ладно, на тебе ещё сотню и катись отсюда, пока мы не разозлились. А если опять здесь появишься - мы тебе руки на место ног воткнем, а ноги собакам скормим". Представил я себе эту картину, посмотрел в их бесстыжие наглые глаза и понял - такие всё могут. Взял их подачку - сто долларов - и поехал в своё новое прибежище. А меня там уже сосед встречает - здоровенный мужик, весь в татуировках. Говорит: "Ты, значит, тут жить хочешь? Ну давай, давай. Только учти, ко мне каждый вечер кореша приходят, с которыми я срок тянул. Они как напьются, им только дай кому-нибудь морду расквасить. Так что не попадайся под горячую руку".