» » Опасные ночные балы..

Опасные ночные балы..

Опасные ночные балы..
Мы туда лет семь подряд ездили. Я хочу вспомнить, что это было за место, чем мы там занимались, и сразу про все годы, хорошо?

В первый раз мы приехали в год моего поступления в балетную школу. Вместе с маминой родной сестрой мы снимали двухэтажную дачу. В комнатах первого этажа жили мои родители с маленькой Диной и семья тети. А мы — четверо старших детей — жили на втором этаже с балконом. Балкон нам однажды сослужил службу, эго я потом расскажу. По утрам мы собирались на восточной террасе, освещенной солнцем, а вечером — на западной, там был виден закат. А у крыльца всегда стояли весы: то и дело кто-нибудь приносил продавать съестное, мама взвешивала и рассчитывалась. Так что папе вечером, после работы, не приходилось привозить из Москвы ничего тяжелого: так, лакомства какие-нибудь.

Неподалеку от дачи был лесок с дорожками, проложенными по диагонали. Я вставала рано, когда все, кроме мамы, еще спали, брала наш с Лилей велосипед и ехала кататься по этим дорожкам. Я так помню свежее утро, дивный воздух —такое счастливое состояние, когда эту свежесть и силу природы чувствуешь как-то всем существом! В Малаховке, с той же стороны дороги, где мы жили, был пруд. Говорят, что он есть и теперь, и даже превратился в чистое озеро, и в нем будто бы купаются — не знаю. В мое время это был заросший пруд с дырявыми лодками и соответствующими веслами. Но там росли лилии и мы их добывали ко дню рождения тети. Отправлялись в плавание только вдвоем: один должен был вычерпывать воду, а другой греб. Еще мы умудрялись в этот день тайком, сюрпризом, скрутить в погребе мороженое.

У Лили тоже был день рождения летом, но уже в конце, и вечером этого дня, как бы в честь окончания каникул, устраивали красочный фейерверк. Все лето с нами жила портниха, не спеша, она перешивала нам старые вещи к зиме, иногда шила и новые, с большим вкусом. Совсем другая жизнь, Алюша. Я вот вспоминаю это, и будто мне не 80 лет, а 180. Еще
был какой-то покой.

...Какие еще развлечения у нас были? Очень любили крокет. Брат, Аркадий, был во всем главным заводилой и выдумщиком, он и «крокетну ю площадку устроил, а это не такое уж простое дело. Помню, иногда жульничали: незаметно подкатывали шар в удобную позицию, поближе к «мышеловке». Еще было такое соревнование — незаметно пройти по железнодорожному рельсу до самой Малаховки... Кто спустился хоть раз — выбывает. А поезда? Они тогда так редко ходили, что было не опасно.

Там мы много раз видели Гоголеву — совсем молодую. Все это устраивал Иосиф Иосифович Дарьяльский, он был суфлером Малого театра, а летом жил здесь на своей даче и возглавлял Летний театр.

В парке рядом с театром был закрытый скеттинринг, там мы катались на роликах в свое удовольствие. Мне, как всем будущим танцовщицам, не разрешали вставать на коньки: педагоги считали, что постановка стопы при этом неустойчивая, с наклоном внутрь. А на четырехколесных роликах было безопасно - устойчивость совсем другая.

Но главным, сказочным событием были для меня тогда лаже не театр и не катание, а ночные балы, которые устраивались после некоторых спектаклей. Из партера быстро разбирались стулья, кто хотел смотреть — рассаживался вдоль стен, а на сцене располагался приглашенный духовой оркестр.

Я всегда танцевала с Аркадием, вернее, это он танцевал только со мной. Аркадий был красивый мальчик, блондин с голубыми глазами, общительный. Многие девушки, наверное, злились, что он никак не расстанется со своей пигалицей — то есть со мной, я тогда ему едва до плеча доставала.