» » Я не смотрю военных фильмов.

Я не смотрю военных фильмов.

Я не смотрю военных фильмов.
От старых советских фильмов щемит сердце и сами собой текут слезы. Новые не могу видеть - там все перевернуто с ног на голову: в каждой такой картине обязательно есть свой Берия, которого все боятся и только поэтому идут воевать. Героями оказываются либо глупцы, либо пьяницы, а победа имеет горький привкус. То ли мы победили потому, что вовремя икону привезли на поле боя, то ли потому, что американцы нас освободили.

Мне бесконечно стыдно, когда с экрана телевизора слышу пространные рассуждения о том, как плохо мы воевали, сколько потеряли людей из-за бездарности командиров всех рангов и что немцы были совсем не такие плохие, а солдат заставляли идти в бой под страхом расстрела. Как будто и не было настоящих героев, как будто можно было заставить целый народ проявлять невиданное мужество!

Мне бесконечно стыдно перед всеми, кто, пройдя это и еще жив, слышит такие рассуждения! Я плачу от боли, когда в соседних странах проходят фашистские демонстрации, а ветеранов войны судят. Когда к пенсии родное правительство прибавляет 200 рублей. Когда мы переходим в «рынок», оставляя за бортом жизни тех, кто дал нам право на эту жизнь - огромной ценой.

Мне страшно, что наши старики боятся надевать ордена и медали! Я чувствую, что унижают меня, хотя не прошла войну и родилась через много лет после того, как она окончилась.

Поначалу мне не хотелось печатать фронтовые письма моего отца. Они очень личные, и мне хотелось сохранить их для себя и своей семьи. Но в них есть ответ на актуальный сегодня вопрос: так были ли герои? На чём «замешан» героизм? Ответ прост: любовь к своей матери, забота о близких, долг перед семьей в решающий момент перерождаются в готовность отдать свою жизнь, но отстоять свободу своей страны. Герои - есть, они - обычные люди. Если согласиться с этим, то становится понятно, почему сегодня в нашем пронизанном антивоенными идеями обществе 70% мальчишек говорят, что они готовы идти защищать свою страну в случае опасности.

И я подумала, что сейчас самое время, чтобы в этом жутком современном разноголосье раздался еще один голос. Голос двадцатилетнего мальчишки, попавшего на фронт и дошедшего до Берлина. Участника парада Победы в Москве. Живого свидетеля и участника тех событий!

Отец не любил говорить о войне и никогда о ней не рассказывал. Остались только его письма, которые он регулярно отправлял с фронта своим родителям. Их очень много, напечатать все здесь было бы невозможно. Но мне кажется, что даже в таком сильно сокращенном виде они, как любое документальное свидетельство, очень точно передают настроение военного времени и дают представление о том, какими были эти люди, которые добыли нам Победу. Как из обычных людей получались герои.

К счастью, мой отец остался жив. И было еще много чего после войны в его жизни: работа в известной газете, создание нового научного направления в современной журналистике, написанные им книги...

И все же самое дорогое для меня - истертые солдатские треугольники со штампами военной цензуры и порой плохо понятными карандашными строчками. Я могла бы считать себя дочкой писателя и журналиста, но я всегда помню, что в первую очередь я - дочь простого солдата. Я не называю его имени, потому что считаю, что это не важно. Это как Вечный огонь у могилы Неизвестному солдату: люди, которые поставили этот памятник, специально не хотели узнавать имен тех, кого хоронят. Имя не имело значения. Так и эти письма. Их мог написать любой из миллионов погибших и оставшихся в живых.