» » Свет в конце тоннеля

Свет в конце тоннеля

Свет в конце тоннеля
Мы привыкли думать о тюрьме, как о месте, где совершивший преступление человек несет справедливое наказание за содеянное. Одиако с каждым дном состояние российской "Бастилии" близится к катастрофическому из-за отсутствия минимальных условий для жизни, а существование заключенных людей медленно, но верно приближается к смерти. В местах лишения свободы бушуют туберкулез, чесотка, СПИД, заключенные голодают и мерзнут. А все потому, что в тюрьмах отсутствуют элементарная гигиена, человеческое отношение к людям, продукты питания и одежда.

В общей камере могут содержаться как 18-летние подростки, "севшие" за разбой или грабеж, так и совершившие тяжкие преступления и даже ожидающие суда люди Жизнь в тюрьме очень жестока, а порой и совсем невыносима В рассчитанной на одного человека камере может содержаться от двух и более преступников. Да и на одной-двух койках с бессменным постельным бельем нередко соответственно в порядке очереди спят те же самые заключенные. У них нет ничего -одежды, бумаги, ручек, конвертов, постельного оелья, продуктов, сигарет Зимой в женской колонии молодые девушки ходят в летних платьях и юбках из-за отсутствия зимней одежды (их просто забрали летом, а взять зимнюю одежду им неоткуда). У многих из них даже нет родственников, а если и есть, то их посылка может не дойти до адресата. Это уже зависит от того - понравился ли родственник или близкий человек приемщице или нет На свидание с заключенным может рассчитывать тоже не каждый. Простояв сутки в очереди под открытым небом, нередко можно так и не дождаться желаемой встречи.

Восемнадцатилетний Петя попал в тюрьму только за то, что полез в форточ -ку чужой квартиры, чтобы взять там еду (Петя жил с бабушкой, пенсия которой в 2016 году составляла 300 рублей). Его, естественно, поймали и посадили. Петя находится в тюрьме уже два года, и в свои 18 выглядит 12-летним ребенком. Он не хочет выходить на свободу - там его "обижают". А вот "вором в законе" он стал бы с удовольствием, так как в тюрьме хорошо с ним обращаются и регулярно дают поесть (на 65 копеек в день).

Для того чтобы хотя бы как-то облегчить жизнь заключенных, в нашем родном городе был создан некоммерческий благотворительный фонд Святой Анастасии. Фонд долго находился в сложном положении: никто не верил в искренность его руководителей, считая фонд очередной "денежной аферой*. Но директор нашего завода ВНИИБТ Владимир Павлович Белов решился взять фонд под свою опеку, выделил директору фонда офис. Белов не ошибся - дело действительно оправдывало ожидания Но перед тем как добиться хотя бы какой-либо поддержки, сотрудникам фонда пришлось "обить множество порогов" различных банков якобы таких же фондов, складских помещений и организаций. Там лишь разводили руками и ничего толкового сказать не могли, обещали участие и поддержку только в случае крупных акций рекламой в центральных газетах и на телевидении.

Теперь (впрочем, как и раньше) фонд -не зависимая ни от кого самостоятельная организация, не имеющая никакого отношения ни к религиозным конфессиям, ни к политическим партиям; он существует на средства его сотрудников или просто желающих помочь. Как утверждают его создатели, фонду помогают не какие-либо организации или структуры, а конкретные люди Владимир Павлович Белов, Алексей Валентинович Митрофанов, Алексей Алексеевич Кораблев, Алексей Мазаев и многие другие. Сотрудники фонда пытаются оказать заключенным любую возможную помощь. На средства фонда в Смоленскую область и Можайский район, в Коломну и Мурманск были отправлены одежда, литература, продукты питания, сигареты, коляски для детей (в женскую колонию) в качестве благотворительной гуманитарной помощи Фонд выражает признательность людям, которые помог ли и помогают ему сейчас, и обращается ко всем, кому близка эта проблема и у кого есть возможность, помочь (подлинность фонда документированна).