» » Секретный рейд

Секретный рейд

Секретный рейд
Под личную роспись Михаилу Давыдову вручили правительственную телеграмму: срочно явиться в Центральный Комитет комсомола. Дорогу на Маросейку он знал. Его сразу провели в кабинет первого секретаря ЦК Н.А.Михайлова. Один за другим там собралось шесть человек, видимо, это были исключительные молодые люди, хорошо проверенные в деле и... в КГБ (комитете госбезопасности), стойкие, убежденные комсомольцы и патриоты. Беседовал с ними сам Михайлов:

- Вам, ребята, поручается особое задание. Дело чрезвычайно ответственное и секретное. О нем не должна знать ни одна душа. Вы направляетесь в районы, куда могут войти фашисты. По документам будете считаться инструкторами Смоленского обкома. Работа сложная, на уровне профессиональных разведчиков. Задача - создать под носом у врага подпольные комсомольские организации, с которыми будут устанавливать связь партизанские отряды. Списки с именами секретарей и всех подпольщиков вы должны привезти к нам в Москву. В любых условиях, при любых обстоятельствах.

Молодые комсомольцы сразу поняли, что от них требуется. Война заставляла даже детей быстро взрослеть, быстро все понимать. Сформированную в строжайшей тайне группу вскоре отправили на выполнение столь же тайного задания.

Трогательно прощался Михаил с молодой женой Марией - лаборанткой того же оборонного предприятия в Балашихе, где работал и сам. На завод (впоследствии Балашихинский литейно-механический) он пришел после службы в рядах Красной Армии. В декабре 1940 года 25-летнего комсомольца избрали председателем завкома профсоюза "закрытого" тогда предприятия. А в начале июля 41-го вызвали в ЦК ВЛКСМ.

О сущности задания он не сказал Маше:

- В общем, иду на войну, как и все. Если вернусь, подробности когда-нибудь узнаешь.

Никто из уходящих на фронт не мог себе представить, что его ждет впереди. Ясно было одно: на страну напал очень злой враг. Женских слез были реки. Матери, жены сознавали: не все сыновья и мужья вернутся домой.

Невысокого роста, худенькая, с круглым личиком, всегда веселая и жизнерадостная, Машенька вдруг потемнела, как-то съежилась, притихла.

- Ничего, не тревожься, - утешал Михаил любимую.

Получив документы, деньги и продукты, он выехал с Белорусского вокзала воинским эшелоном в товарном вагоне, где были устроены солдатские нары. Путь на Смоленск оказался тернистым. В Вязьме поезд остановился надолго. Никто не знал, пойдет ли он дальше. Давыдов не имел права терять ни часа. Он двинулся вперед на попутном автотранспорте. По мере приближения к Смоленску участились бомбежки. А потом появилась неприятная новость: 16 июля советские войска оставили Смоленск. Михаил узнал, что обком ВЛКСМ уехал оттуда в Вязьму. Пришлось и ему вернуться назад.

Группу московских "инструкторов" ждали. Подоспевшим ребятам выдали необходимую экипировку - одежду, обувь, оружие. Определили и районы их действий. На том они и расстались.

Михаил Давыдов совершил смелый рейд по южной части Смоленской и с юга на север Калужской областей. Добрался прежде всего до города Ельни Смоленской области, долго не сдававшегося вражеской силе. Он посетил несколько небольших городов и сел, находил организации, где работала молодежь, в одном из поселков зашел в парикмахерскую. Там работали три девушки.