» » Тогда синдромов не было

Тогда синдромов не было

Тогда синдромов не было
Поневоле возник: были ли явления у воинов той Великой битвы, которая в историю нашей

Родины вошла не только как война Отечественная, но и как Священная? Ведь провозглашение святости характерно только для военных столкновений, имеющих религиозный подтекст.

-Удивляться тут нечему, - заметил Петр Григорьевич, - с оккупантами воевало и православное духовенство. Церковь с верующими во Христа вносила свою лепту не только богослужениями, но и материально, собирая деньги на военную технику, необходимую для фронта. Священники воевали и с оружием в руках. Среди них были и те, кто становился во главе партизанских отрядов. Это известно, тайн тут нет никаких. Да и Сталин в своем обращении к советским людям произнес слова из церковного лексикона: "Братья и сестры...". А мог бы сказать: “Товарищи...*. Роль Церкви в нашей победе над Гитлером несомненна.

-Петр Григорьевич, а что, по вашему, означает все-таки послевоенный синдром, называемый “чеченским ” или "афганским"?

-Мне трудно об этом судить, ни в Чечне, ни в Афганистане я не воевал. Думаю, что это - неустойчивость психики.

-Но ведь та война, в которой участвовали вы, была, наверное. и пострашней. и потяжелей.

- Ну это можно осознать, только побывав в шкуре солдата, а не со стороны. Афганцы на нашу страну не нападали. Это наше высшее политическое руководство ввело в исламскую страну ограниченный контингент молодых безбожников-атеистов. Нашу войну в Афганистане отечественной не назовешь, это - война на чужой территории. И нечего было в нее ввязываться. Солдаты тут ни при чем , они выполняли присягу, повинуясь воинскому долгу. А вот генералы и маршалы о чем думали? Тринадцать тысяч молодых жизней положили - за что и за кого?

-Но зато теперь известно стало, что отряды талибов и Усама бенЛаден появились в Афганистане не без содействия американских спецслужб для войны с советскими солдатами.

-От этого известия не легче, лучше бы этих духов-моджахедов не было совсем. Они ведь и в Чечне теперь есть среди боевиков-террористов. Эта кавказская война - война гражданская. Кровь обоюдно проливают граждане одной страны - Российской Федерации. Ни в чеченском народе, ни в русском эта нескончаемая бойня

не популярна. Кто-то на ней здорово греет руки, посылая в огонь русских парней • драгоценный генофонд нации. Сколько совсем необученных военному делу мальчиков погибло в первую чеченскую войну! И сколько погибло и гибнет теперь, уже обученных, во вторую! Спрашивается: во имя чего? Если бы кремлевские "сидельцы" создали для народов России пусть не рай, но хотя бы спокойную сытую жизнь для простых людей, а не для олигархов! А то одни жируют, а другие бастуют, объявляют голодовки, ходят на демонстрации протеста, И где результат? Повышение тарифов на все и вся, лишение военнослужащих материального достатка, удорожание жизни и никакой безопасности -это что ли?

-И все это накладывает отпечаток на психику солдат ?

-Конечно! Жизнь в России нестабильна, неуравновешена, психически н е у с т о й ч и в а, как какая-нибудь съедающая лучшие силы неизлечимая болезнь. Потому и нужны стали психологи. Они как якорь спасения. Амосов был дальновиден...

- Но у вашего-то поколения, Петр Григорьевич, случалось ли нечто подобное? Ведь тем, кто возвращался после той Священной войны домой, тоже было несладко.

-Да, трудно было и на фронте, и в тылу. Но мы были едины в одном - у нас у всех был патриотизм, мы знали, что бьемся за свою свободу и независимость. А еще всех нас, независимо от национальности, объединял антифашизм! Всех, кто напал на Советский Союз, мы называли фашистами и били их смертным боем. И победили! Мы верили в такой исход, нас это воодушевляло. Сколько радости было, когда мы услышали, что фашистская Германия капитулировала, сдалась на милость победителя.

- Да, ликование было неимоверное! Кадры кинохроники запечатлели тот восторг. Хотя после войны и голод был, и разбойные банды, разные "черные кошки", и продовольственные карточки не сразу были отменены. Но пришла мирная жизнь, сбросившая с народа четырехлетнюю тяжесть.

- Конечно! Фронтовики не только вернулись к родным очагам, где их ждали все военные годы. Они обрели веру в свое будущее, отправляясь кто на стройки, кто - в институты, кто - в искусство. Всех нас объединял мавзолей Ленина, военные парады, проходившие перед ним на Красной площади, всеобщие праздники. Все это было и... ушло в никуда. Школьники не знают теперь, кто такой Геор-гий Жуков. Обидно! Да еще вдруг обнаружили в России русский фашизм! До чего обнаглели! Не было, нет и не будет в России русского фашизма, а уж тем более расизма. Вот у тех, кто эту байку выдумал, у них-то и есть синдром - от страха за содеянное зло. За все реформы, от которых простой народ стонет. Они боятся возмездия... Знаете, мне иногда кажется, не была ли та война, которая унесла миллионы советских людей, началом нынешней трагедии для тех, кто одержал тогда победу над фашизмом? Странно, что победители, дожившие до демократии и капитализма на родной земле, живут хуже тех, кого они в той войне победили... Вот от этой мысли страдаешь... Однако за помощью к психологам обращаться не станем. Выдюжим... На фронте было пострашней...

... Ветеран Великой Священной войны середины прошлого века за свобо ду своей Родины Петр Григорьевич Калугин, награжденный орденами и медалями, имеет право говорить откровенно и прямо. Это право он выстрадал в смертельной схватке с фашизмом.