» » МЫ ОБОРОНЯЛИ БОРОДИНСКОЕ ПОЛЕ

МЫ ОБОРОНЯЛИ БОРОДИНСКОЕ ПОЛЕ

МЫ ОБОРОНЯЛИ БОРОДИНСКОЕ ПОЛЕ
На 22 июня 1941 года в железнодорожной средней школе на станции Михайло-Чесноковская (г. Свободный, Амурской области) было назначено торжественное собрание, посвященное окончанию учебного года, с вручением аттестатов зрелости. Было яркое солнечное утро. Учителя и мы, выпускники этой школы, радостные и взволнованные, ждали начала торжественного собрания.

И тут прозвучали слова, неожиданные, как гром средь ясного неба. Они нас ошеломили.

- Товарищи выпускники! - обратился к нам директор школы, германия вероломно напала на Советский Союз, началась война, торжества отменяются, аттестаты зрелости получите в канцелярии.

В этот же день многие выпускники нашей школы, в том числе и я, получили повестки военкомата о призыве в Красную Армию.

После прохождения недельного сбора нас, призывников, погрузили в железнодорожные теплушки и отправили на Дальний Восток. 2 июля прибыли на станцию Раздольная, г. Ворошилов-Уссурийск, нас помыли в бане и обмундировали.

при распределении по подразделениям пятеро ребят из нашего 10-а класса попали в один артиллерийский полк - 154-й гаубичный 32-й стрелковой дивизии, которая участвовала в боях с японцами на озере Хасан. Через 2 месяца службы в летнем лагере приняли военную присягу, а в начале октября полки 32-й СД были подняты по боевой тревоге, погружены в железнодорожные эшелоны и отправлены на запад. Через 8 суток на ст. Волхов под Ленинградом разгрузились и двинулись к фронту, но в бой не вступили. Нас снова погрузили в эшелоны, 12 октября мы прибыли на станцию Можайск Московской области.

Ночью после разгрузки дивизионы 154 ГАП двинулись по Можайскому шоссе на запад. Рано утром над нашей колонной появились 9 немецких самолетов-штурмовиков. Зайдя в хвост колонны, самолеты начали бомбежку. Находившиеся в нашей колонне 4-спаренные зенитные пулеметы открыли огонь по самолетам, но ни одного не сбили.

Многие красноармейцы, сержанты и офицеры залегли в придорожные кюветы, укрылись в лесу за деревьями. Сбросив бомбы на колонну, самолеты развернулись и вторым заходом стали вести огонь из крупнокалиберных пулеметов по залегшим бойцам.

Погибли мой командир взвода разведки, лейтенант Снеговой, командир взвода связи нашей штабной батареи и еще несколько красноармейцев и сержантов.

лейтенанта Снегового и командира взвода связи похоронили в одной могиле, в 60-70 метрах от шоссе, в лесу (позже я бывал на этом месте, но могилу не нашел. Все поросло травой и молодым лесом).

Части 32 СД заняли оборону на Бородинском поле, начались тяжелые оборонительные бои, ежесуточно отбивали по несколько атак немцев.